Акция, реакция и не заданность цен

Есть мнение, что чем больше снижаются налоги, тем меньше люди уклоняются от них. Это ошибочное мнение, потому что не платить налоги выгоднее, чем платить их. Даже если налог составляет один процент, всё равно люди будут стремиться уклониться от уплаты этого несчастного процента. Тем более, когда речь идёт о тех налогах, которые прямо относятся к факторам производства, например, к труду. В этом случае есть две сотрудничающие стороны, обе заинтересованные в минимизации налога.

На это может быть два возражения: полное закрытие всех налоговых дырок и высокая плата за уклонение, превышающая выгоду от уклонения.

Полное закрытие

Залатывание налоговых дырок и перекрытие схем по уклонению всегда является реакцией. Предприниматели действуют, налоговики реагируют. Не наоборот. Даже сам по себе налог, например, на прибыль, является реакцией на прибыль. Сложность и запутанность налоговых правил есть следствие гонки налоговиков за предпринимателем. Но предприниматель всегда впереди, по определению. Поэтому принципиально невозможно перекрыть все возможности для уклонения.

Чиновники, берущие взятки за способствование уклонению существуют, потому что предприниматели уклоняются от налогов, а не предприниматели уклоняются, потому что существуют чиновники, берущие за это взятки. Если бы это было не так, то никому бы не пришло в голову снижать налоги для «вывода бизнеса из тени». «Вывести бизнес из тени» можно было бы и при ставке налога в 99%, убрав «плохих» чиновников.

Высокая плата за уклонение

Цены не заданы. Если вчера булочки покупались по 10, то это не значит, что и завтра они будут покупаться по 10. Цены определяются спросом и предложением, и ничем больше. 10% за обналичивание не являются железной ценой, записанной в Книге Судеб.

Кроме того, сами способы уклонения не являются железными. Спрос на уклонение от налогов будет существовать до тех пор, пока существуют налоги. Снижение налогов уменьшит спрос на одни способы уклонения и увеличит спрос на другие. А если есть спрос, то будет и предложение. Тот, кто предлагает слишком дорогой способ, или старый по не устраивающей покупателей цене, останется не у дел и вылетит с рынка. Его место займут более смышлёные провайдеры, направляемые всё тем же желанием – получение прибыли.

Как это работает

на примере вещей для бойцов АТО, которые поступают через западную границу Украины.

Базовый вопрос, от решения которого зависит всё остальное. Если позволить беспрепятственно, быстро и беспошлинно пропускать эти вещи через границу, то вместе с ними, под шумок, будет ввезено всё, что угодно. И беспошлинно. Если решение «ну и хрен с ними», то вопрос закрывается – бойцы АТО сразу же получат всё, что люди им дают. Если решение «а вот хрен вам», то… то, как говорится, поехали, с ветерком и в добрый путь!

1)      Нужен список вещей, дозволенных к перемещению в специальном режиме.

  1. Этот список кто-то должен составить.
  2. Этого «кого-то» кто-то должен утвердить.
  3. Кто-то должен утвердить составленный список.
  4. Если кто-то захочет дать бойцам АТО, скажем, классный противосепаратистский гранатомёт, информация о котором появилась вот только сейчас, его нужно будет внести в этот список. И утвердить. И утвердить тех, кто может вносить изменения в этот список.

2)      Нужно доказать, что вещь предназначена именно для бойцов АТО.

  1. Должна быть заявка от бойцов АТО.
  2. Должны быть утверждены бойцы, которые могут составлять такие заявки.
  3. Должна быть утверждена форма заявки.
  4. Должны быть утверждены те, кто утверждает заявки.
  5. Должен быть установлен срок действия заявки.
  6. У того, кто везёт вещи для бойцов АТО, должна быть такая заявка.

3)      Нужно доказать, что вещь передана бойцам АТО.

  1. Должен быть составлен акт приёма-передачи вещи бойцам АТО.
  2. Должна быть утверждена форма этого акта.
  3. Должны быть утверждены лица, могущие подписывать этот акт.
  4. Должен быть установлен срок, в течение которого вещь должна быть передана бойцам АТО.
  5. Контролирующий орган (например, таможня) должен быть уведомлен по утверждённой форме о передаче вещи и снять её с контроля.

4)      Нужно доказать, что вещь использована по назначению, а не, например, «ушла налево».

  1. Кто-то из бойцов АТО (кладовщик) должен вести учёт поступивших и выданных вещей.
  2. Должен быть склад этих вещей.
  3. Боец, получивший вещь, должен отчитаться в её использовании. По установленной форме.
  4. В отношении вещи, не подлежащей возврату на склад, должен быть составлен акт на списание.
  5. Должны быть утверждены те, кто может подписать этот акт.
  6. На складе должны регулярно проводиться инвентаризации.
  7. Должны быть утверждены нормы использования вещей (чтобы не списывали всё что ни попадя кому как заманеться).

Закон Рикардо: бойцы и фермеры

Предположим, есть группа людей (страна) среди которых имеют значения всего два навыка – боевой и фермерский. Эти навыки распределены в различных комбинациях, в различной мере и они не зафиксированы, то есть в перспективе люди могут прокачивать себе тот или другой навык (или «запускать»). Природные ресурсы распределены равномерно. Монополии на насилие нет ни у кого. Что будет происходить в этой группе, какие будут тенденции?

Обладающие бойцовским навыком смогут грабить фермеров. Более прокачанные бойцы будут успешнее менее прокачанных, между бойцами будет конкуренция. Чем больше людей занимаются этим делом, тем меньше фермерского продукта, который можно отобрать, тем жестче конкуренция между бойцами. То есть они воюют на два фронта – с сопротивляющимися фермерами и с бойцами-конкурентами. Крайние бойцы будут вылетать. Часть людей с обоими развитыми навыками будут заниматься фермерством и самостоятельно защищаться от бойцов.

Продвинутые фермеры, то есть те, кто может производить продукт не только для собственного потребления, смогут нанять одних бойцов (наемников) для защиты от других бойцов (грабителей). Наемникам это интересно потому, что у них остаётся только один фронт – грабители. Это ещё больше осложнит жизнь грабителям, уменьшит их количество и, соответственно, увеличит доступный запас фермерского продукта. Кроме того, один фронт означает, что менее прокачанный боец-наёмник может успешно противостоять более прокачанному бойцу-грабителю.

Увеличение запаса фермерского продукта означает возможность сберегать, что в свою очередь означает возможность найма работников продвинутыми фермерами. То есть найма тех, у кого низко развиты оба навыка.

Безопасность и защита как товар и как «общественное благо»

Если безопасность и защита являются товаром

Обстоятельства А – разгул преступности, смутные времена, по улицам опасно ходить и т.п.

Спрос на безопасность и защиту увеличивается. Этот товар становится дефицитнее, его не хватает всё большему количеству желающих его приобрести. Это увеличивает цену на него. Данная отрасль становится более прибыльной. В неё направляется капитал и труд из других отраслей. То есть, увеличивается предложение этого товара, что понижает цену на него. Он становится доступнее, дефицит уменьшается, всё большее количество желающих приобрести этот товар могут его приобрести.

Обстоятельства Б – противоположность обстоятельствам А

Спрос на безопасность и защиту уменьшается. Всё большее количество продавцов этого товара не могут его продать. Снижается цена, снижается прибыль. Предельные продавцы покидают эту отрасль. Сокращается предложение данного товара.

Если безопасность и защита являются «общественным благом», от оплаты которого нельзя отказаться; других «общественных благ» нет

Обстоятельства А

Спрос на безопасность и защиту увеличивается. Всё большему количеству людей не хватает безопасности и защиты. Но цены на них не существует (допустим, всё идеально и «коррупции» нет). Поскольку других «общественных благ» нет, распорядителям неоткуда перевести ресурсы и труд в данную отрасль. Предложение не увеличивается. Большинство людей не могут получить безопасность и защиту, какую бы высокую плату они не предлагали бы за это. Безопасность и защита становятся доступными только для избранных. С одной стороны, люди не могут отказаться от оплаты данного «общественного блага», с другой стороны, они не могут защититься от преступников. Это означает множество «общественных благ», от оплаты которых нельзя отказаться.

Обстоятельства Б

Спрос на безопасность и защиту уменьшается, но не уменьшается предложение. Появляется излишек «общественного блага». Поскольку нельзя отказаться от платы за него, этот излишек воспринимается как превышение полномочий, закручивание гаек, «бешенный принтер» и т.п.

Полит-неуважение

Время от времени можно услышать примерно такую формулу в отношении политического выбора: «Нужно уважать выбор других людей». Даже если и не слышно, она все равно витает вокруг. Что-то с этой формулой не так, чувствуется кое-как скрытое лукавство.

Тот, кто выбирает правительство, представителей, законы, выбирает их не для себя. Всегда предполагается, что они будут распространяться на окружающих, в особенности на тех, кто их не выбирал. В этом контексте обращение к окружающим со словами «уважайте наш выбор» является смягченной формой приказа «заткнитесь и не вякайте». Между «уважением» и приказом могут умещаться следующие посылы:

— уважение к власти;

— парламент не место для дискуссий;

— не мешайте конструктивной работе;

— не раскачивайте лодку и не портите стабильность;

— вот будут ваши у власти, тогда и распространяйтесь;

— …

Заявляемая плюшка выборности власти, основанной на агрессивном насилии, заключается в возможности тасования агрессоров и их жертв ненасильственными способами. А какими именно? Например, через неуважение. Неуважение к политическому выбору других – это один из ненасильственных способов защиты от их агрессивного насилия.

Рядом с уважением/неуважением находится убеждение. С убеждением сложилась давняя противоречивая традиция. С одной стороны (1), не придавать большого значения силе убеждения. С другой стороны (2) тем или иным образом ограничивать, глушить, минимизировать возможность убеждения. Спрашивается, какой резон прилагать усилия для второго пункта, если по первому это бессмысленно? Более того, зачем тогда существует пропаганда, иногда чудовищная по своей усилиеемкости?

Понятно, что первый пункт о том, что убеждение – слабенькая сила, есть фикция. В обществе слова, идеи, убеждения, доктрины, мнения обладают не просто большой силой – это единственная сила, которая существует (+ любовь, если она не входит в уже перечисленное). Кулаки и пули приводятся в движение идеями. То, как люди живут, определяется их собственными или перенятыми у других идеями. Ничего другого между людьми нет. Поэтому ограничение, накладываемое на отношение к политическому выбору в виде «уважайте!», является ограничением ненасильственных способов изменять власть.

Поскольку политический выбор распространяется на окружающих, постольку с этим выбором можно не соглашаться, спорить, выказывать любое свое отношение к нему, убеждать против него, и, конечно, насмехаться над ним.

Предсказатель vs строитель

А я люблю иногда мастерить соломенных человечков. Просто мастерить из готового материала, даже не воевать с ними. Тем более те, кто рожает материал, часто не сподобляются сами завершить изделие и выставить его как мишень для критики. Возможно потому, чтобы было легче отбиваться, заявляя, что «вы сами себе придумали и сами нападаете». Ну а мне то что, мне можно – я развлекаюсь.

И материал есть хороший. Где-то в фейсбуках была статья, где говорилось, что количество студентов, выучившихся или обучающихся таким-то профессиям, составляет столько-то (называется число). А потребность в этих профессиях равна столько-то (называется другое число). Разрыв. И тут же заявляется, что если бы государство занималось этим вопросом – не декларативно, не спустя рукава, а по-настоящему, вплотную – то разрывов бы не было. Было бы всё чётко и красиво, как в японском цеху.

Этот материал очень хороший, потому что в него вшито (или он вшит) множество других областей деятельности. На какие товары и услуги увеличится спрос в будущем, на какие снизится; что подорожает, что подешевеет; чего будет больше, чего будет меньше; что будет более ценным, что менее – такого рода вопросы теснейшим образом связаны с вопросом о будущих потребностях в определённых профессиях.

Знать своё будущее, все свои будущие предпочтения и действия – это круто. Знать то же самое, но для множества других людей – это нужно быть очень мощным предсказателем. Допустим, я хочу очистить данный материал от мистики и оккультизма. Какие у меня есть варианты?

предсказатель vs строительЯ могу согласиться, что да, предсказывать будущее нельзя, но почему нельзя? Потому что оно независимо. Так вот и решение: нужно сделать его зависимым от меня. Пусть не всё, пусть хотя бы в части будущих предпочтений и действий других людей. В таком случае у меня уже будет статус не предсказателя, а строителя (инженера, фермера, бога …). Я не угадываю и не заглядываю в будущее сквозь замочную скважину – я его знаю, я сам его создал. Вот, пожалуйста, план, где всё расписано и предписано для всех. Не действия людей данность для меня, а я данность для людей. Это даже не тотальный контроль, а тотальное предписание малейшего движения.

Избавился ли я от мистики? Думаю, да. Правда, я также избавился и от людей, заменив их двуногими сущностями без перьев, но то такое. Зато теперь я стою как бы даже на научной основе – план, рацио, расчёт. Кстати, о расчёте. Кажется, я заодно ушёл и от проблемы экономического расчёта. Потому что какая мне разница – они всё равно делают всё, что я скажу. Оцениваю и выбираю только я, в расчёте принимаю во внимание только себя.

———————————————————————-

Я не критикую этот, так сказать, подход. Не называю его хорошим или плохим, смешным или страшным. Я просто демонстрирую его, делаю услугу его сторонникам, которые скромничают и не говорят об этом. Мостик между тем, что кто-то будет решать такие вопросы, кому на что учиться (например) и абсолютным расписанием всей жизни всех людей, он очень короткий. Та даже перехода там нет – это одно и то же, только разными словами выражено.

Без названия

ОК, без государства и налогов никогда бы не было рынка, торговли, «прав» собственности, ничего, что можно было бы назвать правопорядком, судом и т.п. Но тогда и налогов бы не было – тех, которые с бизнеса и торговли, в широком смысле. Были бы только изолированные индивиды со своими хозяйствами – с них и брался бы налог.

Чтобы, оставаясь на этой позиции, объяснить появление рынка (вообще общества), нужно предположить, что кто-то придумал рынок. Придумал правила торговли, суды, наказания за преступления. Короче, кто-то придумал общество, создал и поддерживает его, получая плату в виде налогов уже не с автономных хозяйств, а с рыночных процессов. Это хард-версия.

Можно изобразить объяснение полегче. Сказать, что да, общество, рынок, правила, суды и т.д. были и до налога. Но они были с изъянами (с провалами, да?), не охватывали всё, что нужно охватить, не справлялись с изменениями, с угрозами и допускали несправедливость. То есть в облегченной версии речь идёт не о придумывании и создании с нуля, а о корректировке. А налоги это расходы на корректировку.

Соответственно, придётся предположить, что кто-то придумал решение проблем, с которыми не справляется рынок, понял, что такое справедливость для, вообще говоря, всех, до кого смог дотянуться и придумал, как её достичь. Чтобы подчеркнуть отличие этого облегчённого объяснения от хард-версии, или отретушировать хард-версию до правдоподобного вида, можно указать на то, что корректирует, придумывает и создаёт не «кто-то» – один индивид или какой-нибудь комитет, – а люди, сами для себя.

Но нельзя обложить налогом самого себя. Налог потому и налог, что взимается с кого-то другого. То есть, хорошо, люди сами придумали налоги для достижения собственных целей, как способ откорректировать недостатки рынка (или даже придумали рынок с нуля), но при этом корректируют и изменяют они не себя, не свои действия, а тех, с кого берут налог. Их действия уже такие, как им «положено» быть, осталось разобраться с остальными. На первый взгляд, это всё-таки похоже на комитет, только в расширенном, так сказать, составе. Есть другое слово – каста.

Можно идти дальше и предположить, что в этот комитет корректоров входят все, вообще все. Что-то типа «развитой демократии». Но это возвращает нас в начало, к автономным даже не хозяйствам, а юнитам, между которыми есть отношения только одного вида – военные. Потому что каждый пытается придумать и откорректировать действия других. Тут привет от Гоббса.

Таким образом, исходный тезис о том, что без государства и налогов не может быть ни того, ни сего, однозначно подразумевает, что рынок и общество придумывает, создаёт, поддерживает и корректирует ограниченный круг лиц (или один человек, неважно). Другими словами, эта идея основана на том, что у общества/рынка есть автор или редколлегия. В этой заметке уши централизованного планирования, которое невозможно даже теоретически, торчат чуть ли не из-за каждого слова, начиная с самого первого предложения, а здесь оно уже просто в полный рост.

%d такие блоггеры, как: