Без названия

ОК, без государства и налогов никогда бы не было рынка, торговли, «прав» собственности, ничего, что можно было бы назвать правопорядком, судом и т.п. Но тогда и налогов бы не было – тех, которые с бизнеса и торговли, в широком смысле. Были бы только изолированные индивиды со своими хозяйствами – с них и брался бы налог.

Чтобы, оставаясь на этой позиции, объяснить появление рынка (вообще общества), нужно предположить, что кто-то придумал рынок. Придумал правила торговли, суды, наказания за преступления. Короче, кто-то придумал общество, создал и поддерживает его, получая плату в виде налогов уже не с автономных хозяйств, а с рыночных процессов. Это хард-версия.

Можно изобразить объяснение полегче. Сказать, что да, общество, рынок, правила, суды и т.д. были и до налога. Но они были с изъянами (с провалами, да?), не охватывали всё, что нужно охватить, не справлялись с изменениями, с угрозами и допускали несправедливость. То есть в облегченной версии речь идёт не о придумывании и создании с нуля, а о корректировке. А налоги это расходы на корректировку.

Соответственно, придётся предположить, что кто-то придумал решение проблем, с которыми не справляется рынок, понял, что такое справедливость для, вообще говоря, всех, до кого смог дотянуться и придумал, как её достичь. Чтобы подчеркнуть отличие этого облегчённого объяснения от хард-версии, или отретушировать хард-версию до правдоподобного вида, можно указать на то, что корректирует, придумывает и создаёт не «кто-то» – один индивид или какой-нибудь комитет, – а люди, сами для себя.

Но нельзя обложить налогом самого себя. Налог потому и налог, что взимается с кого-то другого. То есть, хорошо, люди сами придумали налоги для достижения собственных целей, как способ откорректировать недостатки рынка (или даже придумали рынок с нуля), но при этом корректируют и изменяют они не себя, не свои действия, а тех, с кого берут налог. Их действия уже такие, как им «положено» быть, осталось разобраться с остальными. На первый взгляд, это всё-таки похоже на комитет, только в расширенном, так сказать, составе. Есть другое слово – каста.

Можно идти дальше и предположить, что в этот комитет корректоров входят все, вообще все. Что-то типа «развитой демократии». Но это возвращает нас в начало, к автономным даже не хозяйствам, а юнитам, между которыми есть отношения только одного вида – военные. Потому что каждый пытается придумать и откорректировать действия других. Тут привет от Гоббса.

Таким образом, исходный тезис о том, что без государства и налогов не может быть ни того, ни сего, однозначно подразумевает, что рынок и общество придумывает, создаёт, поддерживает и корректирует ограниченный круг лиц (или один человек, неважно). Другими словами, эта идея основана на том, что у общества/рынка есть автор или редколлегия. В этой заметке уши централизованного планирования, которое невозможно даже теоретически, торчат чуть ли не из-за каждого слова, начиная с самого первого предложения, а здесь оно уже просто в полный рост.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: