Kill-machine общего пользования

Макс Вебер считал, что государство не получится определить, исходя из его целей. Потому что практически нет таких задач, за которые люди не брались бы или не могли бы взяться под знаменем государства. С другой стороны, нет такой цели, которая была бы присуща исключительно государству, то есть которую нельзя было бы достичь негосударственным способом. Но тогда как определить государство? Вебер даёт ответ – нужно смотреть на то, как действует государство, или что является государственным способом – нужно найти специфически государственное средство достижения целей. Таким средством Вебер называет монополию на легитимное физическое насилие (Gewaltsamkeit).

Я не думаю, что такое обозначение государственного способа действий удовлетворительно. Силу нельзя монополизировать. Сила всегда на стороне тех, кем правят, а не тех, кто правит. Любая власть основана на мнении, а не на силе. Нельзя заручиться поддержкой силы силой. Сначала необходимо убедить (и, возможно, в дальнейшем поддерживать эту убеждённость) достаточно большое количество людей в том, что для достижения их собственных целей следует поступать определённым образом. Если «определённый образ» действий включает в себя физическую агрессию, то имеем государство. Это миф, что правительства представляют собой эдакие силовые картели. Или что если текущее государство исчезнет, то его место тут же займут другие бандиты – займут, но только в том случае, если их поддержат остальные люди, то есть если люди будут считать этих бандитов полезными для себя. В противном случае жизнь любого бандита не будет стоить и гроша.

Идеи определяют цели. Идеи же определяют и средства достижения целей. Поэтому есть соблазн сказать, что государство – это монополия на идею, в данном случае на идею о том, что агрессия является подходящим средством. Но идеи тем более невозможно монополизировать. Идеи можно разделять или не разделять, считать их пригодными для себя или не пригодными. Это удел разума, а не силы – принимать и отвергать идеи. Поэтому я бы сказал, что государство – это процесс распространения идеи физической агрессии. Государство тем больше, чем больше людей стремятся достигать своих целей с помощью агрессии. Государство тем глубже и сильнее, чем больше целей считаются достижимыми через агрессию.

Образно говоря, государство – это машина для агрессии. Важно понимать, что эта машина не монополизирована кем-то. Наоборот, в процессе государства она становится доступной, в конечном итоге, любому человеку. Поэтому в своём пределе, в завершенном идеале, государство приводит к войне всех против всех. Такая война не может быть среди людей, не считающих физическую агрессию хорошим средством достижения их целей. Пока такие люди есть, процесс государства не завершён. Эту же мысль можно выразить в терминах «Дилеммы заключённого»: люди, вместо того, чтобы договариваться между собой, обращаются к «следователю» (то есть к агрессии), тем самым порождая, собственно, дилемму.

Относительно того, действительно ли физическая агрессия помогает в достижении целей и каких именно целей, можно сказать следующее. Если цель – смерть, взаимное уничтожение, голод, нищета, болезни, разруха и т.п., то государство является отличным средством. Лучшего средства для этих целей не существует.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: